Взгляд на жизнь сквозь призму шахмат

Мы продолжаем в рубрике «Бескорыстные рыцари шахматного королевства» знакомить наших читателей с ветеранами шахматного движения Таджикистана. Сегодняшний наш герой легендарный таджикский шахматист и популяризатор древней игры –  МирзоАзизович Сабуров.

-  МирзоАзизович, рад видеть Вас в добром здравии. Без преувеличения, Вы – живая легенда шахмат Таджикистана.Я думаю многочисленной армии читателей газеты «Варзиш-Спорт», особенно ее молодежной части,  было бы полезно познакомиться с Вами поближе. Расскажите немного  о себе: когда и где Вы родились, кем были Ваши родители?

– Спасибо вашей газете, что она не забывает о нас – ветеранах. Человеку, особенно пожилому, очень важно внимание, доброе слово, осознание того, что его помнят.

Родился я 10 сентября 1933 года в древнем и славном городе Ура-Тюбе, в нынешнем Истаравшане. Ура-тюбинцы, в большинстве своем, народ мастеровой, мой покойный отец тоже не был исключением. Он был известным в городе кондитером и все уважительно звали его «Азиз-акоиканнод». Он выпекал сладости не только в нашем городе, но и в Худжанде (тогда Ленинабад),  в Душанбе, а также в Джамбуле (Казахстан). Отец был очень трудолюбивым, как сейчас говорят – трудоголиком, бережливым,знал цену трудовой копейке. Воспитателем был строгим, но справедливым. Советы давал такие, которые запоминались на всю жизнь. Например: «Никому не давай в долг, а если дал, то – забудь и не спрашивай:«когда отдашь?»Если найдет – отдаст, а не найдет – прости».

Моя мать – Хикматой, напротив, была  очень нежной, заботливой, часто баловала нас. Женщиной была малообразованной, но с крепкой памятью, знала наизусть множество стихотворений, обожала поэзию. Восторгалась творчеством Зебуниссо. На ее увлечение поэзией, видимо, оказала влияние знаменитая поэтесса тех лет РозияиОзод – мать академика Бободжона Гафурова. Они с мамой были близкими подругами. Никогда не забуду как в 1961 году, после скоропостижной смерти отца, я поступил в ВШПД (Высшая школа профсоюзного движения) при ВЦСПС и обучался в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Несмотря на преклонный возраст, мама приехала меня навестить. Познакомилась с моими однокурсниками, преподавателями, условиями моей жизни в общежитии. Вспоминаю, и невольно слезы наворачиваются…

–  Когда и кто познакомил Вас с шахматами?

– Когда мне исполнилось 8 лет, родители переехали из Ура-Тюбе в Ленинабад и мы поселились а районе базара «Панчшанбе», рядом с которой находилась одноименная чайхана. Именно там собиралась «шахматная элита» города. Деревянная доска и причудливые фигурки сразу же заворожили меня. Самым сильным игроком чайханы или выражаясь современным языком «Чемпионом города» был ТавобхонМадаминов – отец известного впоследствии литератора Азама Сидки. Он и обучил меня премудростям древней игры и я «загорелся» шахматами, да так, что они часто снились мне по ночам.ТавобхонаМадаминова считаю своим первым устодом-тренером и человеком, указавшим мне дорогу в прекрасную и волшебную страну шахмат. В 13 лет я стал чемпионом Ленинабада среди юношей, но вскоре мы переехали в Душанбе.

-  Причина?

– Отец, как большой специалист своего дела, был нарасхват.

- Что было особенного  в то время в Душанбе?

– Шел 1948 год, три года как завершилась Великая Отечественная Война. Страна начала приходить в себя, латала дыры. Жить было трудно. Мне исполнилось 15 лет (тогда взрослели рано) и я счел для себя невозможным сидеть дальше на шее у родителей, и поступил на работу в Душанбинский полиграфический комбинат учеником наборщика.

- А что же с шахматами?  

– О любимой игре я не забывал ни минуты. После работы я отправлялся на поиски места, где играют в шахматы. Город тогда я знал неважно, но по опыту догадывался, что надо искать чайхану. И в один из таких дней, после долгих блужданий, я оказался напротив чайханы «Рохат». Народу было много, посетители ели, пили чай и… играли в шахматы. Как искатель сокровищ, нашедший свой кладезь, я был счастлив.

Чайханщик Икром-амак, хранитель секрета знаменитого рецепта «уйгурского лагмана»,  оказался большим любителем шахмат. Я познакомился с завсегдатаями «шахматного клуба»: Народным Поэтом – Мирзо Турсунзаде, академиками АловиддиномБаховаддиновым и ЭшонджономНумоновым. Кроме них собирались военные, студенты, актеры театра Лахути, певцы, художники, словом весь цвет нации.И именно в чайхане «Рохат» я познакомился с 10-кратным чемпионом республики, старшим тренером молодежной сборной – Николаем Гусевым, который настоял, чтобы я принял участие в чемпионате Таджикской ССР среди юношей.

- И каков был результат?

– Я весь турнир шел в числе лидеров, но решающую встречу проиграл своему конкуренту – Владимиру Данову и оказался на втором месте. Со стыда готов был сквозь землю провалиться (юношеский максимализм!). Целый месяц не появлялся в чайхане. Думал,что скажу Турсунзаде, Баховаддинову, да и всем остальным, которые так за меня болели? Потерял даже сон. Но, как известно, время все лечит и,встретив меня однажды на улице, Мирзо Турсунзаде поинтересовался причиной моего отсутствия в чайхане. Я рассказал ему все как было. Великий поэт рассмеялся, но потом вдруг стал серьезным и сказал, что если я хочу чего-то добиться в шахматах, то должен много и упорно работать. А в конце добавил: «Я в тебя верю, тезка!». Я вновь обрел уверенность в себе, и в последующих 10 встречах с Владимиром Дановым мой визави не сумел сделать ни одной ничьи.

- Я слышал, со слов наших ветеранов, что во время прохождения военной службы у Вас произошел забавный случай, толи с генералом, толи с маршалом.

– (улыбается) Начну по порядку. Меня призвали в армию в феврале 1952 года. Служили тогда 4 года. (Это полезно знать молодым людям, которые сейчас избегают даже один год службы в рядах ВС)Служил я в Северокавказском военном округе, в авиационной части в городе Ростов на Дону. Победил вначале в первенстве части, затем дивизии, а после стал чемпионом округа.Проходит год моей службы и в феврале 1953 года к нам в дивизию приезжает командующий округом, Герой Советского Союза, генерал армии, легендарный герой войны – Еременко Андрей Иванович. Он был поклонником шахмат, и когда ему сообщили, что чемпионом округа стал боец из Таджикистана, он решил сразиться со мной. Меня срочно вызвали в офицерский клуб, где в преддверии матча собрались все офицеры штаба дивизии. Еременко обращаясь ко мне, сказал: «Ну, что боец, говорят, что ты хорошо играешь в шахматы? Стал чемпионом округа. Сразишься со мной, не боишься?» Когда я ответил, что готов к игре, генерал, видимо прочитав в моих глазах тоску по дому, добавил: «За каждую выигранную партию даю один день отпуска!»  В общем, сыграли мы с ним десять партий, как поется у Владимира Высоцкого, счет 10:0 не пользу генерала. Не то чтоб я не уважал армейскую субординацию, просто уж больно по маме тогда соскучился. А через два года Еременко присвоили звание: Маршалл Советского Союза.

- МирзоАзизович, пару слов о вашей работе в качестве директора шахматного клуба.

– Шахматно-шашечный клуб при ЦК профсоюзов Таджикистана был организован в 1987 году и сразу наравне с шахматной школой стал центром шахматной жизни республики. С 1994 года мы перешли на самофинансирование. За те годы, что функционировал клуб, мы провели тысячи соревнований по шахматам, шашкам и нардам. Но начиная с 2000 года, на меня начали оказывать давление, чтобы клуб прекратил свое существование. Дело в том, что клуб находился в районе железнодорожного вокзала, рядом с  «Сафарцентром», и был лакомым куском для проходимцев. И благодаря своим связям, им, в конце концов, удалось забрать помещение.

- Мне известно, что Вам даже угрожали физической расправой. Вы можете назвать их имена, фамилии?

– Зачем? Я  не в том возрасте, чтобы сводить счеты. Уверен, что Всевышний воздаст всем по заслугам и в этом и том мире. Главное, в клубе совершенствовались  наши шахматисты. Я могу назвать множество имен и главное среди них: ФаррухаАмонатова. Значит, труды мои не были напрасны.

- МирзоАзизович, благодарю Вас за интересную беседу. Желаю Вам крепкого здоровья. Надеюсь, что Вы еще порадуете нас своими  воспоминаниями на страницах нашей газеты.

– Спасибо, я тоже надеюсь.

- А в чайхану «Рохат» ходите по-прежнему?

– Конечно, мне же знаком там каждый кирпич. Хотя, в шахматы больше никто не играет, да и вкус лагмана, если честно, уже не тот…

 

Примеры из шахматного наследия МирзоАзизовича Сабурова

Ферзевый гамбит. Улучшенная защита Тарраша.

Sturua Z. – Saburov M.

Ѕ:Ѕ, 1979.

  1. d4 d5 2. c4 e6 3. ¤c3 c5 4. e3 ¤f6 5. ¤f3 ¤c6 6. a3 a6 7. b3 Ґe7 8. Ґb2 O-O 9. Ґd3 cxd4 10. exd4 Ґd6 11. O-O Ґd7 12. ¦e1 ¦c8 13. c5 Ґb8 14. b4 ¤e8 15. ¤e2 f5 16. Јb3 ¤f6 17. a4 ¤e4 18. b5 axb5 19. axb5 ¤e7 20. ¦ac1 ¤g6 21. Ґa3 ¦f7 22. ¦c2 ¤h4 23. Ґxe4 fxe4 24. ¤e5 Ґxe5 25. dxe5 Јg5

hod1

26.Јg3 Јxg3 27. hxg3 ¤g6 28. c6 bxc6 29. b6 Ґe8 30. Ґd6 ¦b7 31. ¦b1 ¦a8 32. ¤d4 ¦a6 33. Ґc7 ўf7 34. ¤xc6 Ґxc6 35. ¦xc6 ¤e7 36. ¦c2 ўe8 37. g4               ўd7 38. ¦b3 ¤c8 39. ¦h3 h6 40. g5 ¤xb6 41. gxh6 gxh6

2

[Ѕ:Ѕ]

Испанская партия. Вариант Чигорина.

Saburov M. – Ryskin M.

1:0, 1967.

  1. e4 e5 2. ¤f3 ¤c6 3. Ґb5 a6 4. Ґa4 ¤f6 5. O-O Ґe7 6. ¦e1 b5 7. Ґb3 d6 8. c3 O-O 9. h3 ¤a5 10. Ґc2 c5 11. d4 Јc7 12. ¤bd2 ¤c6 13. d5 ¤d8 14. ¤f1 ¤e8 15. g4 g6 16. Ґh6 ¤g7 17. ¤g3 f6 18. a4 ¦b8 19. axb5 axb5 20. ўh2 ¤f7 21. Ґe3 Ґd7 22. ¦g1 ўh8 23. Јe2 ¦a8 24. ¦af1 Јc8 25. ¤e1 ¦a2 26. Ґb1 ¦a1 27. ¤c2 ¦a4 28. f4 exf4 29. Ґxf4 ¤e5 30. Ґh6 Јe8 31. ¦f2 ¤f7 32. Ґc1 ¤e5 33. b3 ¦a7 34. ¦gf1 Ґc8 35. ¤e1 Ґd8 36. ¤g2 ¦af7 37. Ґh6 Ґa5 38. ¦c1 ўg8 39. ¤f4 ¦e7 40. ¤g2 Ґb6 41. ¦cf1 ¦ef7 42. ¤e3 Ґd7 43. Ґc2 Јa8 44. Ґd1 Јa1 45. Јd2 c4 46. Ґe2 Јa7 47. ¦b1 ¦b8 48. ¦g2 ¦c8 49. bxc4 bxc4 50. ¤c2 Ґc5 51. ¤d4 Ґxd4 52. cxd4 c3 53. Јe3 g5 54. ¦c1 c2 55. Јd2 ¤g6 56. Ґxg7 ўxg7 57. ¤h5 ўh8 58. ¦f2 h6 59. Ґf1 ¤h4 60. Јd3 Ґa4 61. Јe3 Јb8 62. Јd2 Јb3 63. Ґg2 ¦c3 64. ¦cf1 Јa3 65. Јc1 Јxc1 66. ¦xc1 ¦d3 67. e5 dxe5 68. dxe5 ¦d1

3

 e6 ¦c7 70. ¦xf6 ўg8

4

d6 ¦xd6 72. ¦cf1 ¦d8 73. ¦xh6 c1=Ј

5

¤f6 ўf8 75. ¦xc1 ¦xc1 76. ¦h7

6

76… ¦d7 77. exd7 Ґxd7 78. ¤xd7 ўe8 79. ¤f6 ўf8 80. Ґd5 ¦c2 81. ўg3 [1:0]

P.S. Через год сердце видного шахматного деятеля и просто прекрасного человека Мирзо Сабурова перестало биться…